Блик герсталя

Идет спектакль. На освещенной сцене
Советник Бриллинг в образе врага.
Романа нить ведет его к измене,
Герсталь заряжен – смерть его близка,

Взведен курок – и движется к финалу
Событий ход. Нацелен пистолет,
И зритель в зале ждет страстей накала…
На сцене – двое…
Близится рассвет,

Вот-вот один из них убьет другого,
Но медлит Бриллинг, дрогнула рука,
Сейчас уйдет и не вернется снова
Тот, кто влюблен и жив еще пока…

Топить в крови любовь – удел поэтов,
Безумцев и маньяков… Но любя,
В себя несчастный целится при этом,
Убью тебя… Но я – люблю тебя…

О, руку отведи! В глаза гляди мне:
Что видишь ты? Иль ты настолько слеп?
Неужто ложа в мире нет интимней,
Чем черный гроб и безымянный склеп?

И в глубине зрачков метнулась искра,
Ударила обоих по глазам…
И человек, герсталь отбросив, стиснул
В объятиях другого… И сказал:

Мы расстаемся… Не ищи, не надо,
Исчезну я… быть может, навсегда…
Не плачь, Эраст… Нам будет смерть – наградой…
Мы встретимся – и ты придешь туда,

Где буду ждать тебя я, днем и ночью,
Где смерти – нет… Нет счастья на крови…
Прощай, Фандорин!
По-мужски порочно
Ответит смерть… за прихоти любви.

***

Опущен занавес. И ложи опустели,
Спектакль аплодисменты заслужил…
Но Азазель, возникнув из метели,
Всю ночь над сценой темною кружил…

Idalie
 
Фотогалерея