Дерзость мечты - верность мечте

Пьеса была написана в 1834 году и нашей русской сценой, скажем прямо, не избалована. Режиссер Алексей Бородин бредил своей мечтой 30 лет, студент Евгений Редько - почти 20. И вот сейчас наконец мечты сбылись. Правда, сначала Бородину пришлось проделать адскую работу по созданию новой редакции пьесы: шутка ли, почти двести страниц текста надо было уложить максимум в 70! Удалось. Теперь дело стало за спектаклем… Когда начинает сбываться мечта, работать особенно трудно, и требовательность к себе достигает максимальной высоты. Редько, например, упрямо твердит, что еще находится в процессе, что роль еще не готова. Может, он по-своему и прав, но играет он просто поразительно. Возникает мистическое предположение, что Мюссе, работая над своим сочинением, именно его в виду и имел. Но не станем вдаваться в догадки. Обратимся к премьере Российского академического молодежного театра…
Тут властно забирает внимание и сердце зрителя буквально все. Начиная с удивительной трансформации зрительного зала, где ложи, балконы, бельэтаж, арки, театральные "окна" - все неожиданно обратилось в город Флоренцию. Первые ряды партера затянуты разноцветной парчой. В середине зрительного зала разместились три игровые площадки, но главной огромной игровой площадкой стал весть зал театра (!), оттеснив зрителей на сцену. Напомню, что события пьесы разворачиваются в 1536 году, в самый разгар воцарения в Европе абсолютизма, когда республика во Флоренции была задавлена и городом управлял герцог - наместник императора Священной Римской империи.
А брат этого герцога (его играет И. Исаев) - бузотер, развратник, доносчик, короче, тот еще негодяй, достойный знати, что его окружала (его-то и играет Редько), решает убить кровного родственника и таким образом изменить ход событий в городе…
А вообще-то, трагедия Лоренцо Медичи, небрежно называемого презирающей его знатью Лоренцаччо, прежде всего в том, что, поначалу уподобляясь окружающим, несколько лет назад он тоже надел маску, которая, как в известной трагической пантомиме Марселя Марсо, вросла в его лицо и не дает ему стать вновь самим собой, да он и сам не верит, что возвращение к себе возможно. Среди стремительных, пестрых и страшных, постоянно бегающих по сцене карнавальных масок трудно увидеть истинное. Кругом обман, насилие, кровь… И не случайно ближе к финалу Лоренцо произнесет очень важные слова, определяющие его жизненную позицию: "Я был честен. Я снова мог бы стать честным, если бы не скука, которая меня одолевает". Лоренцо измучен, опустошен, он постоянно (и актер вместе с ним!) безжалостно рвет на части собственное сердце, не находя ни себя самого, ни возможности отыскать единомышленников. Банально утверждение, что герой-одиночка заведомо обречен на гибель… Увы! Так оно и есть, и на сцене эта печальная истина снова раскрывается свежо и интересно.
Спектакль очень густо населен. Все балконы, все помещения зрительного зала заполнены людьми - самыми разными, праздными и претендующими на умные решения (прекрасная роль у молодого П. Деревянко, играющего торговца шелком), мучаются в поисках некоего абсолюта и мать Лоренцо (блестящая работа Н. Дворжецкой), и дядя его (Ю. Балмусов), и маркиз Чибо (Л. Гребенщиков)… Все в движении, поиске. Трудно называть актерские удачи, потому что на них вообще построен весь спектакль. А. Бородину удалось создать очень сильный актерский ансамбль, поэтому каждая ситуация, каждая реплика Мюссе звучат как-то очень особенно. И при этом пьеса (а вместе с ней и все действие) настолько современны и остро-ассоциативны, что диву даешься…
Конечно, в этом мощном актерском оркестре первая скрипка принадлежит Е. Редько - собственно, так и должно быть, ведь пьеса названа именем его героя. Игра этого актера, его необузданная страсть, глубоко запрятанная духовная красота не могут не волновать. И в том удивительно точном микромире, который выстроил талантливый сценограф С. Бенедиктов, особенно понятна та сила, которой обладает этот спектакль…
 
Фотогалерея