Спектакль "Эраст Фандорин"

5

сад -- это у нас будет Городская часть, второй участок. Вот что, Эраст Петрович, не в службу, а  в дружбу,  слетайте-ка к ним  на  Моховую. Мол, в порядке  надзора  и все такое. Разузнайте, кто таков этот N. И главное, голубчик, прощальную записку непременно спишите, я вечерком своей Евдокии Андреевне покажу, она любит все такое душещипательное. Да не томите, возвращайтесь поскорей.

        Последние слова были произнесены уже в спину  коллежскому регистратору, который  так торопился  покинуть свой  унылый, обтянутый  клеенкой стол, что чуть фуражку не забыл.

x x x

        В участке молоденького чиновника из Сыскного провели к самому приставу, однако  тот, увидев,  что прислали  не Бог весть какую персону,  времени  на объяснения тратить не стал, а вызвал помощника.

        -- Вот,  пожалуйте за Иваном  Прокофьевичем,--  ласково  сказал пристав мальчишке (хоть и  мелкая  сошка, а  все ж из управления). -- Он  вам все  и покажет, и расскажет. Да и на квартиру к покойнику  вчера именно он ездил. А Ксаверию Феофилактовичу мое нижайшее.

        Фандорина  усадили за  высокую конторку, принесли тощую папку  с делом. Эраст  Петрович  прочел  заголовок  ("ДЕЛО  о    самоубийстве  потомственного почетного  гражданина    Петра    Александрова  КОКОРИНА  23-х  лет,  студента юридического факультета Московского императорского университета. Начато  мая месяца  13  числа  1876 года. Окончено ...  месяца ... числа  18..  года") и дрожащими от предвкушения пальцами развязал веревочные тесемки.

        -- Александра Артамоновича Кокорина сынок, -- пояснил Иван Прокофьевич, тощий  и  долговязый  служака  с  мятым,  будто  корова  жевала,  лицом.  -- Богатейший  был  человек. Заводчик.  Три  года  как  преставился.  Все  сыну отписал. Жил бы себе студент да радовался. И чего людям не хватает?

        Эраст  Петрович кивнул, ибо не знал, что на это сказать, и  углубился в чтение свидетельских  показаний. Протоколов было изрядно, с  десяток,  самый подробный    составлен  со  слов  дочери  действительного  тайного  советника Елизаветы фон Эверт-Колокольцевой 17 лет и ее  гувернантки девицы Эммы Пфуль 48 лет, с которыми  самоубийца разговаривал непосредственно перед выстрелом. Впрочем, никаких  сведений помимо  тех,  что  уже  известны читателю,  Эраст Петрович  из протоколов не  почерпнул -- все  свидетели  повторяли более или менее одно и то же, отличаясь друг  от друга лишь степенью проницательности: одни говорили,  что вид молодого  человека  сразу  пробудил  в них тревожное предчувствие ("Как заглянула  в его безумные глаза, так внутри у меня  все и похолодело,"  --  показала  титулярная  советница г-жа  Хохрякова,  которая, однако, далее свидетельствовала, что  видела  молодого  человека  только  со спины); другие же свидетели, наоборот, толковали про гром среди ясного неба.

        Последней в папке лежала мятая записка на голубой бумаге с монограммой. Эраст  Петрович  так  и  впился  глазами  в  неровные (верно,  от  душевного волнения) строчки.

        "Господа, живущие после меня!

        Раз вы читаете это  мое письмецо, значит, я  вас  уже  покинул и познал тайну смерти,  которая сокрыта от  вас за семью печатями. Я свободен, а  вам еще жить  и  мучиться  страхами. Однако держу пари, что там, где я  сейчас и откуда,  как выразился принц Датский, ни один еще доселе путник не вернулся, нет  ровным  счетом  ничего.  Кто  со  мной  не  согласен --  милости  прошу проверить. Впрочем, мне до всех  вас нет ни малейшего дела, а записку эту  я пишу для того, чтобы  вам не взбрело в голову, будто я наложил на  себя руки из-за какой-нибудь слезливой ерунды. Тошно мне в вашем  мире, и, право, этой причины вполне  довольно. А что я не законченная скотина, тому свидетельство кожаный бювар.

        Петр Кокорин"

        Непохоже,  что  от  душевного  волнения  -- вот  первое, что подумалось Эрасту Петровичу.

        -- Про бювар это в каком смысле? -- спросил он.

        Помощник пристава пожал плечами:

        -- Никакого  бювара при нем не  было.  Да  чего  вы  хотите, не в  себе человек.  Может, собирался что-то такое сделать,  да передумал или забыл. По всему  видать, взбалмошный был господин.

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 5 - 5 из 96
Фотогалерея