Кинофильм "Дом на камне"

4

где смотрел картину тридцатых годов.

Жуя шоколадку "Кэдбери", я завернул за угол.

              И тут эта женщина ткнула мне под, нос своего отпрыска и затянула

привычное:

              - Если у вас есть хоть капля жалости...

              Она осеклась, повернулась кругом и побежала.

              Потому что в одну секунду все поняла. И ребенок у нее на руках малютка с

возбужденным личиком и яркими блестящими глазами тоже все понял. Казалось Оба

испуганно вскрикнули.

              Боже мой, как эта женщина бежала!

              Представляете себе она уже целый квартал отмерила, прежде чем я

опомнился и закричал:

              - Держи вора?

              Я не мог придумать ничего лучшего. Ребенок был тайной, которая не давала

мне житья, а женщина бежала унося тайну с собой. Чем не вор?

              И я помчался вдогонку за ней, крича:

              - Стой! Помогите! Эй, вы!

              Нас разделяло метров сто, мы бежали так целый километр через мосты над

Лиффи вверх по Графтэн-стрит и вот уже Стивене-Грин. И ни души...

              Испарилась.

              "Если только, - лихорадочно соображал я, рыская глазами во все стороны -

если только она не юркнула в пивную "Четыре провинции"..."

              Я вошел в пивную.

              Так и есть.

              Я тихо прикрыл за собой дверь. Вот она около стойки. Сама опрокинула

кружку портера и дала малютке стопочку джина. Хорошая приправа к грудному

молоку.

              Я подождал пока унялось сердце подошел к стойке и заказал:

              - Рюмку "Джон Джемисон" пожалуйста.

              Услышав мой голос, ребенок вздрогнул, поперхнулся джином и закашлялся.

              Женщина повернула его и постучала по спине. Багровое личико обратилось

ко мне, я смотрел на зажмуренные глаза и широко разинутый ротик. Наконец

судорожный кашель прошел, щеки его посветлели, и тогда я сказал.

              - Послушай, малец.

              Наступила мертвая тишина. Вся пивная ждала.

              - Ты забыл побриться, - сказал я.

              Младенец забился на руках у матери, издавая странный жалобный писк.

              Я успокоил его:

              - Не бойся. Я не полицейский.

              Женщина расслабилась, как будто кости ее вдруг обратились в кисель.

              - Спусти меня на пол, - сказал младенец.

              Она послушалась.

              - Дай сюда джин.

              Она подала ему рюмку.

              - Пошли в бар, потолкуем без помех.

              Малютка важно выступал впереди,

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 4 - 4 из 10
Фотогалерея